дымковская игрушка

История

слобода Дымково
Слобода Дымково
        Дымковский промысел — уникальное явление русского народного искусства, пришедшее к нам из глубины веков. Считается, что возник он  в XV–XVI веках в слободе Дымково на низком правом берегу реки Вятки возле города Хлынова-Вятки. Именно там развилась и сложилась потомственная традиция изготовления глиняной игрушки по женской линии, передаваемая от матери к дочери. Постепенно складывались династии мастериц дымковской игрушки: Никулины, Пенкины, Кошкины… Каждая из них имела свои особенности изделий в форме и пропорциях, колорите и орнаментах. Здесь, в слободе, в  XIX веке жили и работали от 30 до 50 семей игрушечниц.
«Свистунья»

        В прошлом изготовляли игрушки в слободе Дымково целыми семьями, копали и месили глину, вручную толкли и растирали краскотерками комовой мел, с осени до весны лепили, сушили и обжигали. Ближе к началу ярмарки «Свистуньи-свистопляски», которая проходила в четвертую субботу после Пасхи, игрушки белили мелом, разведенным на снятом коровьем молоке, красили яичными красками, украшали большими пятнами золотистой потали. А затем на лодках привозили яркий самобытный товар в город Вятку на праздник, радуя своим искусством детей и взрослых. Ярмарка была продолжением ежегодного поминовения жителей Хлынова и Великого Устюга, погибших во время печальной битвы, вошедшей в историю города как Хлыновское побоище, когда «своя своих не познаша». В память об этом событии у Раздерихинского оврага был поставлен поминальный крест, а затем и часовня. После этого наступал разгульный веселый праздник, длившийся в течение трех дней, где вятские жители от мала до велика свистели в глиняные свистульки.

        Вот как описывает видевший этот праздник в 1811 году генерал Хитрово: «Жители города Вятки толпами собираются в сей день к небольшой деревянной часовне, где поют панихиды о упокоении душ своих соотечественников и родных, убиенных в тот день… Все утро посвящается молитве, а остальная часть сего достопримечательного дня — прогулке и увеселениям. Народ собирается с небольшими свистками и целый день свищет, ходя по улицам, и, стоя на валу, бросает глиняные шарики в ров. В честь оставшихся после сражения вдов продаются на тех местах куклы из глины, расписанные красками и позолоченные. Сей праздник называется в сем крае «свистопляска».

        Будучи очевидцем, вятский писатель В.В. Лебедев писал в «Вятских записках»: «Когда попадаешь на площадь и идешь среди свистящей толпы, кажется, что идешь по воздуху. У всех смеющиеся и какие-то дерзкие лица. Идущие люди бережно держат перед лицами глиняную небольшую игрушку, ценой в три или пять копеек, изображающую двухголового зверя или барана с золотыми пятнами на боках. В хвост этому барану и свистят…».

        Старейшая мастерица дымковской игрушки Е.И. Пенкина так вспоминала свое детство: «…Все горожане шли на Свистунью с детьми — три дня ребята свистели в свистульки, дудки дома, на улице — и получали всяких игрушек на целый год. Отец с матерью бывало тоже продает свои глиняные игрушки — сунет нам денег на сласти - конфеты, пряники, а пряники были особенные — привозили их из Архангельска — больше из черного теста с белым сахаром, фигурные...». К сожалению, сейчас этот праздник, существовавший до 1920-х годов,  утрачен, но представление о нем дают нам творческие композиции дымковских мастериц разных поколений, выполненные на протяжении ХХ и в начале ХХI  веков.


        Известно, что дымковская игрушка, имеющая древние корни, упоминается в летописях в XV–XVI веках. В конце XIX – начале XX века она представляла собой одиночные самостоятельные фигурки людей, животных, птиц, свистульки, несущие в себе древние образы — представления людей о мире.


Хранители промысла: Анна Мезрина и Алексей Деньшин

        Именно тогда, сто лет назад встала серьезная угроза существованию старинного дымковского промысла. Изготовление дымковской игрушки шло постепенно на убыль, «не кормило», как раньше, и многие мастерицы  из потомственных семей прекращали работать, уходили  в поисках другого ремесла. В самой слободе Дымково в противовес глиняной игрушке расцветали мастерские по изготовлению гипсовых изделий, пользующихся большим спросом у местного населения и на ярмарках в других крупных городах. Часть мастериц подрабатывали «на гипсах», занимаясь их раскраской. Лишь только одна мастерица продолжала по старинке лепить из глины игрушки. Это была Анна Афанасьевна Мезрина (1853–1938), творчество которой стало  связующей нитью между прошлым и будущим дымковского промысла, классикой для современных мастериц. 
А. А. Мезрина
Игрушки А. А. Мезриной
А. А. Мезрина
Игрушки А. А. Мезриной
        Она обучила этому искусству двух своих дочерей Александру Ивановну Мезрину (1874–1934) и Ольгу Ивановну Коновалову (1886–1979).

        В этот момент решающую роль в судьбе всего промысла, а, значит, и в частных судьбах отдельных игрушечниц, сыграл вятский художник-пейзажист, подвижник  и  знаток  дымковского  ремесла  Алексей  Иванович Деньшин (1893–1948). С 15-ти лет он увлекся творчеством малограмотных мастериц, зарисовывал их игрушки, изучал процесс работы, сумел разглядеть в их работах настоящее искусство. Особую любовь он питал к творчеству А.А. Мезриной.
А. И. Деньшин и мастерица Е. А. Кошкина
А.И. Деньшин Зарисовка игрушки для альбома
А. И. Деньшин и мастерица Е. А. Кошкина
А.И. Деньшин Зарисовка игрушки для альбома
        Интерес к народному искусству у А. И. Деньшина возник после посещения воскресных курсов рисования и живописи, организованные по инициативе земства в 1908 году при Вятском техническом училище. Преподаватель рисования И. Ф. Федоров, выпускник Строгановского училища прикладного искусства в г. Москве, увлек своих учеников бесконечными беседами о русском искусстве и русских художниках, о народном творчестве и мастерах. Он дал первые основы знаний по истории стилей русского искусства и народного творчества, особенно вятского, образцы которого тот собирал и коллекционировал. Эта привитая им любовь к народному искусству, вылилась у А.И. Деньшина в серьезную работу «по собиранию и зарисовками образцов вятских народных художественных изделий» в течение всей его жизни, которую он сочетал с увлечением живописью.

        После революции 1917 года А.И. Деньшин активно занимался изучением и  пропагандой дымковского промысла. Боясь его гибели и пытаясь привлечь  внимание новых властей к этой проблеме, художник создает рукотворные альбомы «Вятская глиняная игрушка в рисунках» (1917), «Вятская глиняная игрушка. Куклы нарядные» (1919), «Вятские старинные глиняные игрушки» (1926), вышедшие в Вятке и  Москве небольшими тиражами, сразу же став библиографической редкостью. Ценной частью изданий стали не только текстовые материалы по истории промысла, но больше всего привлекали зарисовки дымковских игрушек, выполненные художником на литографских камнях с последующей раскраской от руки яичными красками, точно скопированными с подлинников. Они стали впоследствии  незаменимым материалом для изучения традиций промысла мастерицами всех поколений.
Альбом А.И. Деньшина
Альбом А.И. Деньшина
Альбом А.И. Деньшина
        Кроме того, художник также собирал и отвозил в музеи Москвы и Петербурга первые коллекции дымковских игрушек. Так широкая общественность узнала о вятском дымковском промысле. Эта деятельность  вскоре принесла свои плоды. Промысел выжил в самые трудные времена, а старейшей мастерице А. А. Мезриной в 1934 году была даже назначена персональная пенсия. В 1930-е годы возросла популярность дымковской игрушки (публикации, заказы столичных музеев на коллекции игрушек, участие на Всемирных выставках в Париже и Нью-Йорке). Деньшин привлек обратно в промысел не только старых опытных мастериц (Е. А. Кошкина (1871–1953), Е. И. Пенкина (1882–1948)), но и  заинтересовал в этом искусстве молодых.

Старейшие мастерицы
Старейшие мастерицы и поколение 50-х годов
Старейшие мастерицы и поколение 50-х годов
        В 1920–30-е годы дымковский промысел развивался по старинке как типичный домашний народный промысел. Здесь не было никаких артелей, как в других промыслах того времени. С 1934 года мастерицы сдавали свои игрушки как надомницы сначала на фабрику гипсовых изделий в самой слободе Дымково, а затем переправляли в город в товарищество «Кировский художник».

        В 1920–30-е годы усилилось внимание Советского государства на художественные промыслы. Это вмешательство в их традиционный строй образов привело  к расширению тематики, изменению цветового и орнаментального строя. В это время появились  первые композиции, состоящие из нескольких фигур, связанных по  смыслу и объединенных цельным основанием («блинчиком»). Этот прием позволил с максимальной живостью отражать темы реальной жизни в жанровых сценках. Потомственные мастерицы А. А. Мезрина, Е. А. Кошкина,  Е. И. Пенкина первыми встали на новый путь в творчестве.

        Елизавета Александровна Кошкина больше лепила традиционные отдельно стоящие фигуры, но в 1930–1940-е годы обратилась вместе со всеми к созданию многофигурных композиций. Она лепила сценки из двух – трех персонажей на основании, часто в соавторстве с дочерью Зиновией Федоровной Безденежных (1901–1964), которая делала роспись. Так, появилась композиция «Колхозный двор», где наряду с традиционными образами людей,   домашних животных  и птиц возник архитектурный мотив — колхозный хлев.
Безденежных З.Ф. за работой.
Е. И. Косс-Деньшина
Безденежных З.Ф. за работой.
1960-е годы
Е. И. Косс-Деньшина
        Елизавета Ивановна Пенкина в 1940-е годы активно разрабатывала сказочную тему (в росписи с 1938 года ей помогали мастерицы Л. Н. Никулина (1906-1961) и Е. И. Косс-Деньшина (1901-1979)). Немалую роль здесь сыграл 100 - летний юбилей  А.С. Пушкина, который подсказал народным мастерам разных промыслов близкие каждому  русскому человеку сказочные образы. Так, у Е. И. Пенкиной появились композиции «У Лукоморья», «Баба-Яга», где возникла сказочная избушка на курьих ножках. 

        В 1939 году бригада мастериц в составе Е. А. Кошкиной,  Е. И. Пенкиной, О. И. Коноваловой и  З. Ф. Безденежных под руководством А.И. Деньшина участвовала в оформлении зала Кировской области в павильоне «Ленинград—Северо-Восток» на открытии Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве.
Оформление зала Кировской области для Всероссийской выставки. 1939 г.
Оформление зала Кировской области для Всероссийской выставки. 1939 г.
        Пресса в те годы писала: «Красочное многоцветье изображений людей, животных и птиц отчетливо выделяется на белой поверхности стен, сохраняя как в красках, так и в формах всю присущую для дымковской игрушки выразительность примитива». Так родился дымковский рельеф, который прочно вошел в арсенал дымковских мастериц второй половины ХХ века.


В годы войны и после

        Начавшаяся Великая Отечественная война нанесла большой удар возрождавшемуся дымковскому промыслу. Мастерицы остались без работы. Вначале казалось, что в такое тяжелое для всей страны время глиняные игрушки не нужны. Но вскоре оптимистичная дымковская игрушка вновь стала пользоваться  успехом, на нее возник большой спрос. В 1942 году производство игрушек было возобновлено. Алексей Деньшин писал в газете: «Дымковская игрушка являлась тогда доказательством несокрушимости русского народного духа, проявленного и в области  народного изобразительного искусства. Как бодрая, воинственная песня, поднимающая дух бойца в великой борьбе  с кровожадным врагом, так и дымковская игрушка в эти дни  играла роль  какого-то светлого жизнерадостного фактора неувядаемости творческих сил народа, его гения».

        В 1943 году было принято решение возобновить ученичество. А в феврале  1944 года президиум Всесоюзного кооперативного товарищества «Художник» постановил: «Указать правлению Кировского товарищества, что основным видом производства Товарищества является дымковская  лепная игрушка как изделия народного художественного творчества, предназначенная на экспорт. Товарищество обязано сосредоточить все свое внимание на качестве игрушки, на развитии художественно-творческой инициативы среди мастеров игрушки по созданию оригинальных образцов и на дальнейшее вовлечение новых кадров по этому виду творчества».

        После Победы над фашизмом, возрождаясь из пепла, страна вновь обратилась к радостному творчеству  дымковских мастериц.  Выделялись финансы на улучшение их условий труда, на обучение молодежи. Но организационные трудности никак не позволяли решить эту проблему на местах. Кроме того, уходят из жизни старшее поколение мастериц (Е. И. Пенкина, Е. А. Кошкина) и А. И. Деньшин.  В 1955 году заключены трудовые соглашения на обучение молодых мастериц. В 1956 году работало уже восемь мастериц дымковской игрушки, среди которых значатся молодые Е. З. Кошкина (1914–1993) и З. В. Пенкина (1897–1988), снохи Е. А. Кошкиной и Е. И. Пенкиной. Имена их вскоре станут знаменитыми.

        С конца 1950-х годов в стране началось возрождение художественных промыслов, проявлялся интерес к древним национальным  корням, исследовалась проблема традиций и их развития. У дымковских мастериц  начинается творческий взлет, поиск новых решений. Увеличился спрос на игрушку, она стала делиться на две категории: более традиционную («массовую») и выставочную.  Последнюю группу  изделий чаще делали для многочисленных художественных выставок – областных, зональных, республиканских, всесоюзных, международных и даже персональных. Публикации в столичной и местной прессе, внимание специалистов, музейных работников делают  имена  мастериц знаменитыми.


Первые поколения учеников

        В 1955 году в промысел приходят учениками в будущем известные мастерицы Е. А. Смирнова, З. И. Казакова, А. В. Кузьминых. В 1958 году З. В. Пенкина и Е. З. Кошкина  также принимают на свое совместное обучение с З.Ф. Безденежных и Л. Н. Никулиной еще одну «звездную» группу учениц: Л. С. Фалалееву, Л. А. Иванову, А. П. Печенкину, А. Ф. Попыванову, В. П. Племянникову, Н. П. Трухину, А. И. Ворожцову, Н. Н. Суханову, Г. И. Баранову. 
Художественный совет, 1960 годы.
Художественный совет, 1960 годы.
Е. З. Кошкина З. Ф. Безденежных  ЛА Иванова
 
«Они поочередно менялись — месяц учила одна, а потом другая. Это делалось для того, чтобы мы поняли разницу в «руке», т.е. лепку, роспись, мастерство, характер учителя в его работе на игрушке. Так у Евдокии Захаровны мы научились лепить курочек, барынь в капорочках, лодочников, всадников, свистульки. Впоследствии эти игрушки так и назывались «кошкинские». Все они очень похожи на учителя – такие же дородные, пышущие здоровьем, гладенькие и круглые — сама душа кошкинская», — вспоминала спустя годы одна из учениц Валентина Петровна Племянникова. А в памяти Лидии Сергеевны Фалалеевой остались слова – напутствия Зои Васильевны Пенкиной: «Девочки, ведь   глина — это такой материал, оторви да брось, если много. Если мало, возьми и добавь еще».
        
        Сначала все молодые мастерицы сидели в одной комнате в Доме художника (ул. Свободы, д.65). Художественный руководитель промысла в то время Евгения Алексеевна Окишева (1927-2007) водила начинающих мастериц в местные музеи, где они целыми альбомами зарисовывали произведения старейших — А. А. Мезриной, Е. А. Кошкиной, Е. И. Пенкиной и других. Многие мастерицы занимались в художественной студии при Доме художника.


О творчестве Лауреатов
       
        В 1967 году группа мастериц (З. В. Пенкина, Е. З. Кошкина, Е. И. Косс-Деньшина, О. И. Коновалова) получили звание Лауреатов Государственной премии РСФСР имени И.Е. Репина  «за создание образцов дымковской игрушки, развивающих традиции русского народного творчества». Кроме того,  они были награждены многочисленными дипломами, почетными грамотами и медалями.  Долгое время они вместе являлись членами художественного совета промысла, принимали  и оценивали игрушку всех мастериц.     Говорят, игрушка, рожденная в руках мастерицы, пропущенная через ее сердце, удивительным образом напоминает ее внешность и характер. Эта мысль доказывается творчеством мастериц.

        Так, работы Евдокии Захаровны Кошкиной (1914–1993), которая, по воспоминаниям всех была доброй, спокойной, аккуратной, уравновешенной женщиной, наполнены силой и крепостью формы, добротностью исполнения.
Е. З. Кошкина
Она предпочитает традиционные сюжеты (животные, птицы, барыни, няни, мужички), в образе которых ищет всегда характерные черты из жизни, интерпретируя на свой лад. Создавая свои композиции, Е. З. Кошкина пользовалась лаконичным языком, отбрасывая лишние детали — украшательства, стремясь к симметрии, равновесию, тщательно отделывая каждую игрушку в лепке и орнаменте. Цветовая гамма, характерная для Кошкиной, также спокойна и слегка разбелена. Монументальность при среднем размере, фронтальность и симметричность присущи игрушке мастерицы.
        Зоя Васильевна Пенкина (1898-1988) начала самостоятельно работать в 1935 году. В 1950-е годы расширяется круг сюжетов и образов в  творчестве мастерицы. А ее полноправный соавтор, дочь В.В. Киселева на протяжении более чем двадцати лет в каждом произведении матери выявляла главное в теме и сюжете точно подобранным колоритом. Удивительная фантазия позволяла  З. В. Пенкиной создать свой образ нарядной барыни с высокой прической,  «одетой»  в разнообразные шляпы с украшениями, в платья с множеством  оборок, расположенных ярусами, с воланами и бантиками.
З. В. Пенкина
З. В. Пенкина
        В 1961 году появился у Зои Васильевны Пенкиной ее истинный шедевр — фигура «Многодетная мать». Здесь получила  развитие традиционная в глиняной игрушке тема материнства. Перед нами  предстает образ няньки-кормилицы в высоком кокошнике,  в кофте с пышными рукавами, к основанию-юбке которой присоединены детские фигурки «мал мала меньше». В руках она держит еще двух спелёнутых младенцев. Монументальность и спокойствие наполняют эту композицию с ее удивительным ритмом в размещении фигур, соотношении масс, а также в многократном повторении округлых линий, образованных головками детей, в крае кокошника и  передника.
         
        1960–1970-е годы явились периодом расцвета таланта З. В. Пенкиной. Она смело  бралась за многие новые темы, разрабатывала из варианты. Работала Зоя Васильевна много, быстро, «рассказывая» в лепке руками и одновременно комментируя вслух свои композиции. Жизнерадостный, наивный характер Пенкиной, ее чувства отражались в живой трепетной глине, оставлял следы пальцев мастерицы.
        
        В ее творчестве   продолжает развиваться сказочная тема, начатая еще ее свекровью Е. И. Пенкиной.  Мастерица  стала автором  целого ряда  многофигурных композиций и композиций-наборов от 4-х до 80-ти произведений, объединенных общим сюжетом. Таковы композиции «Теремок», «Красная шапочка», «Рукавичка», «Коза и семеро козлят», «Гуси-лебеди». Особенно выделяются своим замыслом «Сказка о царе Салтане», «Руслан и Людмила» и «Сказка о попе и работнике его Балде», навеянные образами любимого ею великого поэта А. С. Пушкина. Помимо главных героев и показа  основных событий, здесь появляется златоглавый город, напоминающий куполами храм Василия Блаженного в Москве. Рассчитанный на круговой обход, он удивляет разнообразием форм, лепных деталей  и орнамента на белом фоне. Обильное применение  сусального золота усиливает ощущение сказочности. Впервые появился  архитектурный мотив такого большого размера, который является частью большой композиции и одновременно может существовать самостоятельно.

        Ольга Ивановна Коновалова (1886–1979) — потомственная мастерица, дочь А. А. Мезриной.
Коновалова О. И. с ученицами
Коновалова О. И. с ученицами
Она переняла от матери основной круг традиционных образов барынь, наездников, парочек, птиц. Особенно любила передавать мастерица разнообразие характера в лепке животных (оленей, коров, зайцев, медведей), свистулек. Среди сюжетных бытовых и сказочных композиций можно выделить «Катание на лодке», «Свадьба зверей», «Катание с горы», «Репка», «Старик с корзинкой». Она первой начала лепить «Барыньку на ножках». Для дымковской игрушки О. И. Коноваловой характерны небольшой размер, стремление передать в пластике движение, разнообразие орнамента.
         
        Екатерина Иосифовна Косс-Деньшина (1902–1979)
, жена А. И. Деньшина, в 1940-е годы  начала работать самостоятельно. Ее творческие поиски принесли много нового в развитие дымковского промысла. Мастерица создала множество сюжетов и композиций, ставшими уже традиционными. В работе над игрушкой продумывала образ сразу с точки зрения лепки и росписи. Она является автором множества  орнаментов из традиционных элементов: круги и точки, прямые и волнистые линии, клетка.  Кроме того, после кончины мужа в 1948 году, Е. И. Косс-Деньшина долгие годы осуществляла, по сути, художественное руководство промыслом.
         
        Творческий путь  старейших мастериц, созданные ими произведения, хранящиеся в музеях, да вся их сложная, но интересная жизнь являются очень ценным и важным этапом в сохранении и развитии  традиций дымковского промысла. Каждая из них – это легенда, которую  невозможно забыть в силу значимости их вклада в общее дело. Современная мастерица, осваивая древнее ремесло, никогда не пройдет мимо  их творчества, а обязательно заглянет в лицо каждой игрушке. Только тогда можно понять суть дымковской игрушки, если с глубоким почтением будешь относиться к прошлому, к судьбе и творениям каждой предшественницы. И так будет всегда, пока жив этот древний вятский промысел.

Время успеха
здание народного промысла "Дымковская игрушка"
        1960–80-е годы  стали временем новых творческих исканий дымковских мастериц. Кроме старшего поколения, активно включается в творчество молодежь. Еще больше расширился круг сюжетов и тем. В это время наблюдался  необыкновенный взлет интереса к искусству мастериц.  Коллектив промысла составляли около 60 человек. Игрушка в большом количестве шла на экспорт. Именно тогда в 1981 году и было построено для промысла новое здание в центре города Кирова на ул. Свободы, д. 67 с большими мастерскими, в котором он продолжает работать и поныне.
        Вятский художник, живописец В. Г. Харлов в 1981 году создает монументальную роспись «Дымковский промысел», показав в ней не только своеобразие природного и исторического ландшафта города и слободы Дымково, но и портреты вятских художников и старейших мастериц, поколения молодых, пришедших в промысел, связь времен через дымковскую игрушку.
В. Г. Харлов и Е. З. Кошкина на фоне росписи
В. Г. Харлов и Е. З. Кошкина на фоне росписи
        История дымковского промысла сохранилась в игрушках, собранных в то время в коллекциях музеев Кирова, Москвы, Сергиева Посада, Санкт-Петербурга и многих других в нашей стране. Кроме того, в 1958 году работы мастериц в числе 60-ти произведений были переданы в фонд международной академии керамики в Женеве. Огромное количество выставок дымковской игрушки было организовано в ХХ веке как в России, так и за рубежом (Италия, Германия, Франция, Япония, Дания, Швейцария, Англия, США, Австрия, Голландия, Бельгия, Польша, и т.д.).
История дымковского промысла и его сегодняшний день по-прежнему вызывают интерес у разных категорий людей, как исследователей, собирателей, так и  просто зрителей. И каждый из них задает себе вопрос: «В чем же секрет  дымковской игрушки?».


Традиции  и современность

        Дымковская игрушка в начале XXI века – явление сложное и многогранное. Тематическое  разнообразие, повествовательность языка, яркость в цвете, тщательная проработка в деталях и орнаментах характерна для произведений современных мастериц. Эту игрушку с изделиями мастериц прошлого связывает так называемая традиция, которая, сохранив основное, на протяжении  ХХ века постоянно изменялась и развивалась.

        Само понятие «традиция» имеет латинское происхождение и обозначает «вручение, передача, предание, преподавание», то есть то, что передается  во времени от поколения к поколению. Сюда мы можем отнести основные сюжеты и образы, технологию, приемы лепки и росписи, формы и элементы орнамента. В  народном искусстве на традицию оказывают воздействие немало внешних и внутренних, объективных и субъективных факторов.

        Основная технологическая цепочка в создании дымковской игрушки – подготовка глины, лепка, сушка, обжиг, побелка, роспись, украшение сусальным золотом – осталась в принципе неизменной. Но прогресс внес существенные поправки в течение ХХ века.

        Современная мастерица не копает глину, не месит и не очищает её от примесей. Все это делают машины на одном из местных керамических производств под руководством технолога, и глина поступает в дымковский промысел готовой к работе, упакованной в полиэтилен брикетами по 5-10 килограмм. Кроме того, изменился состав побелки.  До середины ХХ века дымковские мастерицы использовали мел, разведенный на снятом молоке, куда окунали игрушку целиком. Сегодня для беления дымковской игрушки используется сложный химический состав, который наносится кистью. Также в течение века не раз менялись краски для росписи: от самодельных (пигмент с яйцом и водой) до фабричных (казеиново-масляная и темпера ПВА, гуашь), в состав которых  по-прежнему добавлялось яйцо. С появлением  не так давно новых акриловых красок, ярких по цвету и стойких, многие мастерицы заменили ими не прочные традиционные краски «фуксин» (малиновый) и «розовку», а некоторые взяли в свою палитру и другие цвета. Кроме того, в течение ХХ века не раз происходила замена потали (сплав меди и цинка) на сусальное золото. Сейчас оба этих материала в арсенале мастериц. Все эти новшества каждый раз требовали корректировки в целом цветовой гаммы на игрушке каждой мастерицы, менялась ее фактура. Современные фабричные кисти разного размера и качества волоса позволили мастерице усложнить традиционный орнамент мельчайшими деталями (точки, штрихи, прямые и волнистые линии), играя порой отрицательную роль в его перенасыщении и измельчении.

        Произошли некоторые изменения и в форме организации производства. Это по-прежнему индивидуальное художественное производство, где каждая игрушка от начала и до конца выполняется вручную одним мастером, являясь уникальной. Но разница в том, что современная мастерица  освобождается от всех не творческих процессов, выполняемых другими людьми (обработка глины, изготовление побелки, обжиг), отдавая все свое время непосредственно искусству создания  дымковской игрушки — творчеству.
Саммит
Саммит
        Важным фактором  в понятии «традиция» является  механизм ее передачи  ученикам. В течение ХХ века постепенно отошли от традиционной системы передачи опыта из рук в руки, от  матери и бабушки к  дочке и  внучке («потомственность»). Стала преобладать другая форма — наборы учениц «со стороны». Кроме того, был в истории промысла также единственный опыт обучения мастериц на керамическом  отделении Кировского художественного училища имени А. А. Рылова в 1980-е годы, где вместе с изучением традиционного ремесла, истории промысла, они обучались профессионально искусству рисунка, живописи, композиции, истории искусства. Часть мастериц получили образование художника-педагога в этом же училище. Со второй половины ХХ века начали складываться современные династии мастериц дымковской игрушки, исторически не связанных со слободой Дымково.

        На протяжении ХХ века изменился ассортимент изготовляемых игрушек. Современную дымковскую игрушку по назначению можно поделить  на две основные группы: традиционная по размеру, цвету и орнаменту, рассчитанная на продажу, и выставочная, где чаще идут творческие поиски.

        Тематика современной дымковской игрушки очень обширна.  Кроме древних образов (свистулька, женская фигура, птица, животное), каждое новое поколение мастериц вносило свое понимание  в отражение конкретной действительности, а также обращалось к прошлому. Можно выделить основные темы, распространенные в дымковской игрушке: историческая, бытовая (провинциальный город и деревня), сказочно-былинная, литературная, музыкально-фольклорная (сказки, былины, песни, частушки), архитектура, пейзаж. Все это тематическое и сюжетное разнообразие выражается не только в круглой пластике, но и в рельефе.

        Огромное значение на изменение традиции в дымковской игрушке  сыграл рынок, его требования, условия и вкусы общества. В  ХХ веке спрос на игрушку испытывал не раз мощные спады и подъемы. Здесь сказались катаклизмы прошлого века (войны, политические и экономические преобразования), разрушающие старые связи. Современный зритель, покупатель, очень разный по своему уровню понимания народного искусства,  требует и разную игрушку. Спектр этих требований широк: от простого незамысловатого вкуса обывателя до интеллектуала-знатока, порой коллекционера, погруженного в историю промысла и традиции, умеющего оценить  художественные достоинства и недостатки работы мастерицы.

        Итак, современная мастерица — это, по сути, художник. Рождение выставочной игрушки, особенно композиции,  в дымковском промысле сейчас очень напоминает рождение станкового произведения (живописи, графики, скульптуры, гобелена, росписи по ткани и т.д.). Свою задумку мастерица воплощает в эскизах, выполненных на бумаге или в глине. Затем идет поиск вариантов решения темы в цвете, орнаменте, аксессуарах.  Цель, которую преследует мастерица, — это создание художественного образа, наиболее полно выражающего замысел художника. Для осуществления своей идеи она изучает  традиции промысла в музейных коллекциях (зарисовки, копирование).

        Промысел — дело коллективное, где каждый является творческой индивидуальностью и вносит свое в общее дело его сохранения и развития. О произведениях каждой из них можно рассказывать отдельно.
        В 2003 году мастерица Л. Д. Верещагина (р. 1950) закончила свою творческую работу из 120 фигур «Праздник Преображения», в основе которой лежат реальные  исторические факты и описания Вятского женского Преображенского монастыря.
композиция Л. Д. Верещагиной «Праздник Преображения»
        Расположив композицию тремя ярусами, автор выделила главное: храмы, колокольню, крестный ход.  Промежуточным звеном стали сцены монастырской жизни: молитва, пекарня, сенокос, рукоделие, скотный и птичий двор и т.д. Вокруг монастыря показана обыденная жизнь провинциального города и его жителей. Мастерице удалось воссоздать одновременно цельную картину мира прошлого, элементы настоящего и мечту о будущем. Изобразив конкретный праздник Преображения Господня, храмовый праздник данного монастыря, ей удалось заложить в композицию и более глубокий смысл: преображение каждого человека, нашедшего дорогу в храм, а значит, и преображение самой жизни. 


Время решений

        Этих успехов в творчестве всего коллектива и в работе отдельных мастериц могло бы и не быть, если бы в 1993 году в период кризиса в стране не решилась судьба этой организации. В это время рушилась система Художественного фонда с его отработанной практикой заказов и продаж, куда на протяжении нескольких десятилетий входил участок дымковской игрушки. Наступил тяжелый период для мастериц, длившийся несколько лет: не было заказов и зарплат. Не было выставок. Дымковский промысел вместе со всей страной старался выжить и приспособиться к новым условиям. Свою судьбу, а, значит, судьбу промысла надо было решать самим. Было принято единственно верное решение: остаться в структуре Всероссийской творческой общественной организации  «Союз художников России». Часть мастериц ушла из промысла на «вольные хлеба», остальные остались, взяв на свои плечи весь груз ответственности за его судьбу. Во главе промысла в то время встала известная мастерица, заслуженный художник  России Н. П. Трухина (р. 1935). Был создан Устав новой организации, началось медленное возрождение промысла. Легкой жизни не было. Все надо было делать заново: наладить новые связи в продаже и заказах, выставочной работе, научиться управлять организацией. 

        Все это удалось сделать. Сегодняшнее поколение дымковских мастериц (около 30 человек) работают в своей организации — «Союз художников России — «Народный художественный промысел «Дымковская игрушка», находящейся в центре г. Кирова.  Среди них есть три заслуженных художника России (Л.С. Фалалеева, Н.П. Трухина, А.В. Кузьминых), остальные почти все — члены ВТОО «Союз художников России». Возглавляет промысел выбранное им же на общем собрании Правление, которое решает хозяйственные, художественные и выставочные вопросы. Руководит делами промысла  председатель правления, также избираемое лицо. Уже несколько лет эту обязанность выполняет мастерица С. Г. Житлухина (р. 1953). Ежемесячно художественный совет, состоящий из опытных мастериц и искусствоведов, просматривает сделанные за месяц игрушки, оценивая каждую из них за образность, традиционность, творческий подход и качество исполнения. Продажи осуществляются  в магазине промысла, и по всей России. Сохранился и развивается свой музей. В последние два года не хватает игрушки, объем заказов намного превышает количество создаваемой игрушки. Вновь встает наболевшая проблема преемственности, набора и обучения нового поколения  мастериц, которые продолжат дело предшественниц из Дымковской слободы…

(текст из книги Н. Н. Менчиковой «Вятские народные промыслы и ремесла: история и современность», «О-краткое», Киров, 2010)


Из истории организации

        Кировское городское отделение «Союз художников России — Народный художественный промысел «Дымковская игрушка» — продолжает добрые традиции в сохранении древнего вятского промысла. Эта организация имеет свою историю, которая тесно переплетается с историей нашей страны.

        В 1939 году был создан Союз художников СССР, а в 1944 году при нем была создана общественная организация «Художественный фонд СССР», являющаяся творческой, производственной, хозяйственной и финансово-экономической  базой Союза. В 1957 году на Первом Всесоюзном съезде художников был принят устав Союза художников СССР, а также новая редакция устава Художественного фонда СССР. По всей стране начали открываться отделения Союза художников СССР и Художественного фонда СССР, затем РСФСР.

        В марте 1957 года Кировское отделение художественного фонда СССР сдает  приемной комиссии трехэтажное с цокольным этажом кирпичное здание Дома художников по адресу: г. Киров, ул. Свободы, 65а. С 1977 года принято решение о строительстве 4-этажного дома-пристроя мастерских к Дому художников (ул. Свободы. 67), которое сдано в сентябре 1981 года.
© 2011-2016, Союз художников России — Народный художественный промысел «Дымковская игрушка»